Нужен ли Госплан стране и миру?

Дата публикации: 2017-02-12
Foto

Больше года прошло с той поры, как президент, высказал идею о необходимости обновленного Госплана для России. Что изменилось? Кризис показал: страна вошла в стадию экономической депрессии. Главенствуют монетарные методы, для которых очень показательна сентенция нынешней главы ЦБ, сказавшей, что инфляция – это плата за бедность. К сожалению, это правда. Значительная часть «роста» экономики сегодня «обеспечивает» инфляция. А свидетельством о бедности становится тот факт, что сама «инфляционная возгонка» становится основным «драйвером роста». С экономической точки зрения прибыль от монетарных манипуляций не приносит ничего хорошего. Поэтому упомянутый президентом в послании Федеральному собранию рост банковской прибыли более чем на 800 млрд. рублей вызвал очередные вопросы по поводу успешности такого роста. Ведь даже при видимом наличии денег, в стране процветает дефицит оборотных средств. Монетарные потоки не соединены с производством, опаздывают с инвестициями и трансфертами, не покрывают задолженности по зарплате, выплатам гарантированных вкладов обанкротившихся банков и т.д. В буквальном смысле Россия подсела на «инфляционную иглу» — вторую после нефтегазовой. «Денежный» рост общих показателей сменил рост реальный. Как обуздать кризис?

Российский экономист-кибернетик, доктор экономических наук, профессор МГУ, один из руководителей «Научной школы стратегического планирования Н.И. Ведуты» — Елена ВЕДУТА давно работает над разрешением этой проблемы. Она считает, что ликвидации диспропорции экономики, как главной причины кризисного развития решается путем давно назревшего перехода к государственному (а затем и межгосударственному) планированию. Ученая уверена, что только такой инструмент может достичь обновленного бескризисного развития страны и мира.

ОТ КАКОЙ ОТПРЯНУЛИ ПРОПАСТИ ?..

— Совсем не случаен тот факт, что одновременно с развалом СССР был разрушен скрепляющий его экономику Госплан, — вспоминает Елена Николаевна. И акцентирует разговор на том, что упомянутый развал происходил на фоне непримиримых (и бессмысленных сегодня) дискуссий о преимуществах рынка над планом. Тогда верх взяли либералы–рыночники и Госплан пал...

— Поэтому сегодня мы отмечаем печальный 25-летний юбилей развала социализма и Союза. И вспоминаем, что в своих научных трудах Вы часто предупреждали: бесплановость может вообще подорвать основы существования государства, т.е. развалить ядерный щит страны, понизить нашу обороноспособность и сделать нас третьестепенной страной…

— Слава Богу, такая опасность стала осознаваться. Только ленивый не клеймит сегодня либералов, не примеряет в дискуссиях державную, патриотическую риторику. Но тогда… Тогда, спровоцировав уничтожение Госплана наши младореформаторы сразу запустили в стране невиданный хаос. Кризис застопорил денежные расчеты, вызвав уродливые гримассы бартера. Люди элементарно выживали. Пропорции налаженной кооперации и специализации, продуманные наукой, стали трещать по швам по всей России. Отсюда возникли проблемы моногородов, как, например, в некогда бунтующем Пикалеве, кризис которого пришлось в ручном режиме «снимать» самому Владимиру Путину. В этом конкретном рабочем городе из одного нефелинового сырья (по спланированной академией наук СССР схеме) безотходно получали глинозем для алюминия, делали соду и цемент, давали городу тепло, оказывали множество других услуг. Градообразующая роль такого планирования обеспечивала «производство крылатого» металла для авиации и военной промышленности, увязывало его с другими производствами. По уровню себестоимости и рентабельности подобные спланированные комбинаты были одними из самых экономичных в мире. Но разные программы приватизация, рейдерские схемы и банкротства разорвали на части все подобные комплексы, привели к безработице и социальному напряжению. А ведь на одних только моногородах по статистике держалось более 40% всей экономики РФ. Представляете, что натворили реформы, утвердив приоритет бесплановости?!

— Но, наконец-то, в экономических кругах снова возобновились идеи о необходимости вернуться к гос. планированию, при котором обновленный Госплан заново наработал бы балансы развития наших корпораций и территорий. Считается, что IТ мощности позволяют развить автоматизированное планирование, которое могло бы обогнать возможности современных западных бирж с различными программами-роботами, фьючерсами и т.д.

— А если кратко подытожить, то запущенный новый Госплан действовал бы для всеобщего процветания нации, обновленного глобального развития и здоровой конкуренции наших отраслей и компаний на мировых площадках. И очень жаль, что в годы так называемого застоя Госплан превратили в «буксующую машину», не способную гибко реагировать на изменения в конечном спросе. Требовалась новая ступень автоматизации моделей, чтобы приблизить точность плановых расчётов к требованиям роста качества жизни. Для этого нужна была политическая воля. У разваливающегося СССР, ее не оказалось. А всеобщая бесплановость, бессистемность и сегодня продолжает вредить делу. Правительство в таких условиях проводит все решения по принципу «лебедь, рак и щука». Госдума хаотично принимает невыполнимые законы. Лоббисты столь же хаотично делят финансовый «пирог» Минфина, при котором выигрывает лишь тот, кто больше имеет денег и связей в Правительстве. Ни о какой народнохозяйственной эффективности тут нет речи. Но еще больший хаос проистекает из закоренелой догмы монетаризма, которая сводится к глупому мифу, будто бы одним движением монетарной «волшебной палочки» — процентной ставки, либо некими (в основном хаотическими) структурными преобразованиями можно автоматически скоординировать связи производителей, выйти из кризиса и «прыгнуть» на новый технологический уровень.

МОНЕТАРИЗМ – ДИВЕРСИЯ РОССИИ

— А разве низкая ставка по кредиту не помогает развитию?

— Помогает, но ставить ее во главу угла уже догматизм, потому что одна банковская (бухгалтерская) операция никак не может стать залогом развития. К тому же у нас не Запад и нет такой практики, когда банки предлагают к продаже готовые бизнесы. Зато под влиянием описанной догмы в экономической науке появилось множество псевдоучёных, защищающих диссертации на «птичьем» языке, с множеством бессодержательных формул и графиков, не имеющих ни малейшего отношения к практике. А фундаментальное экономическое образование заменили примитивной подготовкой все тех же бухгалтеров, одноразовых аналитиков, спецов по персоналу, рекламе с прочими PR-менеджерами в придачу…

— Неужели никто из них не помогает сориентироваться в развитии?

— Никто, потому что они ничего не решают. И это при том, что в стране полностью разрушено национальное информационное обеспечение экономики. Сбор информации идет в соответствии с международным стандартом системы национального счетоводства (СНС-2008), одобренной ООН, МВФ, Мировым банком, ОЭСР и Европейской комиссией. Показатели СНС содержат повторный счёт и предназначены к составлению платежного баланса, в котором перемешаны показатели действительного и фиктивного капитала в интересах стран, эмитирующих ключевые (резервные) валюты.

— Выходит, что, применяя западные бизнес-модели, мы заведомо отдаем дань транснациональным компаниям, дескать бейте нас по военному принципу «свой-чужой»?

— Вот почему для организации отечественного производства нужен принципиально иной информационный стандарт. И еще надо покончить с вредящей нам бесплановостью. Ведь это из-за нее у нас миллионами и миллиардами воруют деньги с наших грандиозных строек, уводят их из мега-проектов, транжирят миллиарды, отчисленные на ЖКХ, медицину, образование и другие сферы экономики. Зато щедро, в т.ч. за счёт «откатов», штампуют специалистов по программам социально-экономического развития.

— А разве такое развитие неактуально?

— Такое – нет! При планировании львиная доля подобных работ могла бы решаться просто автоматически(!). Столь же сомнительна и потребность в других специалистах, вроде менеджеров «по согласованию интересов», которые методично курируются и управляются из-за рубежа международными консалтинговыми компаниями типа Pricewaterhouse Coopers, Ernst & Young, McKinsey & Company, KPMG и т.д. И при этом сплошь состоят из тех же бухгалтеров и юристов, не имеющих представлений о производстве. А еще в моду вошли специалисты IT, занимающиеся автоматизацией документооборота, тогда как нужны спецы по автоматизации процессов.

— Ну а как же ключевые законы о стратегическом планировании, госзакупках, сплошь выставленны на электронные торги?..

— А эти, с позволения сказать операции, не только не нацелены на производство, но, наоборот, усиливают хаос в документообороте, необоснованно повышая цены услуг. Страну наводнили конъюнктурщики, эксплуатирующие ссылки на зарубежный опыт, модные слова про «инновации», «модернизацию», «импортозамещение», «стратегическое планирование». А под ним понимается всё, что угодно, т.к. предлагаемые меры не имеют ни плана, ни алгоритма действий ни практического опыта. Неспроста в законе о стратегическом планировании объектом планирования утверждается… документооборот. В законе же о госзакупках субъективный (и часто афилированный) отбор исполнителей госзаказа порой идет вразрез выпуску конечной продукции. Объективные оценки эффективности и достижений науки заменяются потолочными индексами и оценками международных рейтинговых агентств.

— Как же прекратить эту вакханалию лже-прогрессивных внедрений?

— Прежде всего, надо поддержать идею президента о создании в России нового Госплана, который помог бы отсечь весь этот парад некомпетентности. Поэтому я и высказала идею о создании Мозгового центра при Президенте, чтобы определить стратегию и этапность в этом деле. Очень хотелось бы, чтобы все пункты национальной стратегии развития и планировании были узаконены реально, а не декларативно (как сегодня). Чтобы они базировались на новой системе национального счетоводства и отечественного образовательного стандарта для подготовки экономистов – настоящих организаторов производства.

— Против этого, думаю, никто не поспорит. А вот идею реанимации советской разработки по планированию — Общегосударственной автоматизированной системы (ОГАС) не все поддерживают. И еще оппоненты упрекают, будто вы опираетесь на несколько устаревшие модели, вроде классической теории Карла Маркса. Что бы вы сказали в ответ?

— Я думаю, что ругать Карла Маркса — признак недалекости. И это доказывается хотя бы тем, что издания «Капитала» и Библии уже более столетия делят первые места по самым высоким тиражам в мире. Еще глупее хулить «Капитал», в котором реально научно предсказаны причины глобальных и локальных экономических кризисов. В нем кризисы определены, как результаты диспропорций в общественном воспроизводстве, чего нельзя оспорить. А вот подтверждений этим простым, но фундаментальным выводам хоть отбавляй. Ведь именно это Маркс впервые определил, что разрыв в цепочке производственных взаимосвязей даёт импульс к «разбуханию» кредитных отношений производителей и потребителей продукции. А разве у нас в стране на потребительском уровне не происходит подобного? Не за это ли Россию в прессе давно называют страной должников со зверской работой коллекторских агентств, выбивающих долги с помощью преступных методов?! Да и на глобальном уровне за «цивилизованными странами», вроде США и ЕС также давно закрепилась слава долговой экономики. У Америки $20 трлн. внешнего долга. В развитых странах Европы он приблизился к 90% ВВП. Объем мирового фондового рынка превысил совокупный годовой продукт в 10 раз. В результате этих дисбалансов мы видим, перманентный глобальный кризис с военным разрешением нескончаемых локальных конфликтов с цветными революциями и удержанием долларовых зон влияния.

К такому результату привела нынешняя монетарно-институциональная идеология. Отдающая приоритет праву над экономикой, она постоянно загоняет кризисы в новые тупики, создавая своеобразные качели по вектору смены «инфляции – дефляция». Это вполне согласуется с теориями Кейнса — Фридмена с рокировкой партий типа «лейбористы — консерваторы». А классический вывоз мировых денег приводит к банальному импорту инфляции во всех тех странах, в которые вошел доллар. Подобная стратегия, срабатывавшая и у нас в пору развала Союза, сегодня терпит фиаско при создании транстихоокеанских и трансатлантических зон торговли, создавая хаос в госуправлении подконтрольных стран…

КИБЕР-РОССИЙСКАЯ МАШИНА

— Во многих публикациях вы пишете, что от подобных кризисов спасет лишь новый уровень автоматизированного государственного планирования…

— Более того, считаю, что только «загнанной» в санкции России это по силам сделать. Потому, что только у нас есть подходящий опыт планирования производственных взаимосвязей, опробованный в СССР при создании общегосударственной автоматизированной системы управления (ОГАС). Восстановление в рамках этой системы динамической модели межотраслевого баланса (МОБ) дает исторический шанс выйти на бескризисное управление экономикой и стать локомотивом для нового вектора глобализации, а заодно перейти к автоматизированной «машине» управления (обновленной глобальной киберсистеме)...

— Вы перечислили несколько терминов экономического и кибернетического управления. Но не устарела ли идеология ОГАС?

— Не только не устарела, но и по-прежнему опережает многие западные разработки. А для иллюстрации ее достижений в советские годы могу сказать, что еще в 1969-м в рамках ОГАС ее конструкторы – ученые кибернетики В. Глушков, Н. Федосеев, Н. Федоренко, А. Берг и мой отец Н. Ведута разработали огромное количество программно-технических новшеств, которые и сегодня более чем современны. Например, тогда испытали сенсорное управление компьютерами, то есть продемонстрировали то, что только сегодня стало привычным в мобильных телефонах, планшетах, айфонах. Академик Глушков тогда же разработал вариант безденежных компьютерных расчетов, что сегодня называется виртуальной валютой (но, сравните: те же биткоины и прочие расчетные вертуальные единицы появились более чем полвека спустя). А компьютерные базы данных по планированию были сконструированы настолько гибко, что позволяли добиться, так называемого, «саморазвития» компьютеров, что лишь недавно стало доступно Западу в программах «виртуального бессмертия» и в решении широко разрекламированных сегодня когнитивных задач. С 70-х такие идеи широко освещались в научно-популярной советской литературе, поэтому, мягко говоря, хорошо были позаимствованы.

— Интересно… Но вернемся к программам антикризисного развития…

— Для эволюционного перехода к автоматизированной системе бескризисного управления экономикой требуется рассматривать страну (блок стран) как единую корпорацию, основанную на смешанной экономике с разными формами собственности. В СССР был именно такой – плановый, корпоративный подход. В сложных экономических системах он предполагает согласование всех производственных звеньев. А далее идут итеративные (пошаговые) вычисления с процедурами корректировки и обратной связью, вполне доступным современным IT на основе достижений экономической кибернетики.

— Из истории ОГАС мы знаем, что ваш отец как раз занимался этим, а вы, продолжая его дело, разрабатываете новые модели бескризисного развития. В чем их смысл сегодня?

— Основные экономико-математические модели плановых расчётов по динамической модели межотраслевого баланса (МОБ) сегодня даже более актуальны, чем вчера. В процессе итеративных расчётов они имитируют согласование производственных возможностей с общественными потребностями. Дают информацию по ценам равновесия потребительского рынка и решают задачи оптимизации пропорций. На выходе структура МОБ выдает экономическую матрицу различных системно увязанных балансов. Сбалансированный таким образом план становится по сути моделью бескризисной свободной конкуренции. Государство при этом выступает гарантом таких принципов, как пропорциональность, научность (нужная при внедрении супертехнологий), гибкость реагирования на конечный спрос и т.д.

США СТАЛИ НАС КОПИРОВАТЬ

— А не вернет это нас к жесткой практике лимитирования, как в СССР?

— Ничуть нет. Нужда в корректирующем планировании – вовсе не возврат в советское прошлое. Бескризисность вычисляет сама киберсистема. И при возросших IТ-мощностях она объективно доминирует в отношении существующих корпоративных моделей планирования и учёта. Координация государством (либо межгосударственным блоком) на основе киберсистемы полностью в состоянии контролировать зоны действий ТНК и ликвидировать условия для монополизма. А в режиме скользящего планирования позволяет еще и гармонизировать развитие национальной (и мировой) экономики по критериям качества роста. Излишним становится навязанный бизнес слияний и поглощений и запуска фиктивного капитала (с привычными катастрофами в конце туннеля). Мы видим — киберсистема в глобальной экономик становится жизненно необходимой.

— Но не получится ли как в описанной вами неудаче, постигшей известного кибернетика-философа Стафорда Бира, когда их проект «Киберсин» в Чили так и не преодолел пагубного влияния чиновников – лоббистов ТНК, а потому не заработал?

— Теперь мы учитываем не только этот опыт, но собственные (исправленные) ошибки нашей ОГАС (которая также не заработала в полную силу от чиновного неприятия), потому что ее, как систему не усилили динамической моделью МОБ. Да и Госплан не имел в то время необходимых вычислительных мощностей, что при нынешних IT и обновленных программных подходах вполне решаемо.

Кстати, «наш» опыт начинает перенимать даже Минфин США. Уже сегодня, в программах финансовой поддержки своим отраслям ТЭК, он пытается составлять балансы методом итераций. То есть пытается повторить методы нашей экономической киберсистемы.

Вот и получается: вопрос скорости освоения новых методов планирования становится решающим для выхода из кризиса. В противном случае есть дурная перспектива поглощёния экономик мировой финансовой олигархией. Но разве мы заслуживаем этого?!

Записал Александр КАПКОВ